Книга: “Рассказ о Днепропетровском метро”

7


Тоннель крепится обжатыми в его тело» железобетонными тюбингами. От обычных они выгодно отличаются тем, что вдавливаются в тоннель переносными домкратами, каждый из которых, — а их четыре, — развивает давление в двести атмосфер. Осуществляется операция машинистом щита с пульта управления. Рассказываю о технологии щитового способа проходки с применением тюбингов, вжатых в тело тоннеля, чтобы стало понятным, почему он избавляет не только от буровзрывных работ. Исключается нагнетание песчано-цементного раствора в тюбинговое пространство. Выигрыш в производительности огромный — тоннель продвигается ежемесячно не на 20—25 метров, как на других участках, а на 80—100 погонных метров.

Длина левого и правого участков железнодорожной ветки, соединяющей станцию «Коммунаровская» и электродепо, по 1,25 километра, По семьсот метров прокладывается в тоннелях, остальные — открытым способом. Назначение железнодорожной ветки к депо не ограничиваем отстоем и ремонтом в нем поездов. Через «Коммунароскую» на весь пусковой участок доставят рельсы, которые уложат на деревянные шпалы, утопленные в бетон. По этой дороге в перегонные тоннели попадут секции электропоездов, которые заказываются дирекцией метрополитена.

В числе объектов метрополитена — производственная база. Она создается в районе промышленного узла станции «Войцехово». Сметная стоимость базы превышает 13 миллионов рублей. В нее входят большое подразделение материально-технического снабжения и комплектации, завод железобетонных изделий, мощный бетонно-растворный узел, контора по эксплуатации в прокату оборудования, автомобильное предприятие на 200 грузовых машин. База рассчитана на изготовление строительных конструкций для сооружения односводчатых станций. К ней подведут железную и асфальтированную дороги.

Тоннельщики поддерживают связь с учеными горного института имени Артема и время от времени прибегают к их помощи. Например на пятом участке, который возводит станция «Вокзальная», долго не могли построить подземный склад материалов в пласте с сильным притоком воды. Утихомирить ее никак не удавалось. Ученые горного института посодействовали в осушении пласта. «Команда» Ю. Н. Бабца под руководством молодого ученого В. А. Нортенко оборудовала оригинальную установку, которая нагнетала в обводненный пласт тампонажный раствор и закрепляла его с помощью электродов. В осушенном пласте построили под землей склад материалов для буровзрывных работ.

В институте действует штаб по содействию строительству подземной дороги. Его возглавляют проректор по научной работе профессор А. Д. Дотатко, его заместитель по штабу Ю. Н. Бабец, секретарь — доцент лаборатории по искусственному закреплению грунтов В. И. Бондаренко. На первом участке очень сложные горногеологические условия. Для ускорения горнопроходческих работ с учетом существующих условий ученые кафедры разработали комплекс рекомендаций, осуществление которых ускорило проведение горных работ.

Каждый шестой трудящийся в тоннельных отрядах — коммунист. Они отчетливо уяснили, какие проблемы определяют судьбу перестройки: это демократизация общественной жизни и радикальная экономическая реформа. Какими путями надлежит двигаться вперед, закрепляя и умножая достигнутое? Что сдерживает это движение? Как его ускорить? Все это стало предметом обсуждения на открытом партийном собрании в тоннельном отряде № 38. Его повестка дня формулировалась так: «Конкретный вклад коммунистов отряда в перестройку управления производством на современном этапе». Вопрос, злободневный, острый, продиктованный жизнью привлек на собрание немало беспартийных. Не плохую запевку обсуждению дал доклад председателя профсоюзного комитета Г. В. Петухов. Исправная цифра выполнения плана в рублях, сказал докладчик, не должна заслонять от нас нерешенные проблемы. В их числе — человеческий фактор, задача коренной ломки психологии той части людей, которые ловко «выколачивают незаработанные деньги, сочиняя дутые нарды путем приписок. Переход на коллективный подряд высветил ловкачей.

По шкале высокой требовательности оценивали выступавшие личный вклад в перестройку своих товарищей, остро критиковали тех, кто отлично знает свои права и забывает об обязанностях, нелицеприятно говорили о медленном совершенствовании управленческой деятельности специалистов всех служб отряда. Перестройка вскрыла неиспользованные возможности коллектива.

Через два месяца после вышеназванного собрания состоялось открытое партсобрание, на котором с докладом выступил секретарь партбюро Ф. Ф. Алянчиков. Сейчас он заместитель секретаря. Разговор получился еще более взыскательный и острый, потому что обсуждался отчет о работе партбюро, о его направляющей и организаторской роли в перестройке. Все ли сделано, чтобы активизировать коммунистов, весь коллектив на ускорение перестройки?

Далеко не все, — ответил Алянчиков. — Почему? Потому что партбюро медленно изживает устаревшие методы и подходы в своей организаторской работе, мало помогает парторганизациям участков повышать боевитость, улучшать экономическую учебу, контролировать выполнение собственных решений, хозяйственную деятельность администрации. Редко практикуются отчеты коммунистов. Ни разу они не подкреплялись утверждением им характеристик. Медленно претворяется в жизнь решение предыдущего собрания.

Собрание признало работу партбюро неудовлетворительной и избрало его новый состав. Новый состав бюро улучшил работу. С первых дней прихода в отряд его новый начальник В. И. Сметанин обратил внимание на старшего горного нормировщика Анатолия Марковича Просекова, познакомился с его личным делом. Обстоятельный человек, отлично знает положение на втором участке, где за короткое время сменилось четыре начальника. Окончил в 1976 году Новосибирский институт инженеров транспорта по специальности «мосты и тоннели». 34 года от роду. Трудился горным мастером на сложных объектах в Приморском крае. Второй участок два года не выполнял программу. Сумеет ли его вытянуть из прорыва Просеков?

Начальником участка не назначают, его выбирает коллектив. 20 ноября 1987 года состоялось рабочее собрание. Баллотировались три кандидатуры. Просеков изложил свою программу убедительно: нельзя взбираться по лестнице, перескакивая сразу через несколько ступенек. Оступишься — шею свернешь. Анализ показывает: длительное невыполнение участком программы – результат порочного уравнительного принципа оплаты труда. «Выводиловки» больше не будет. Зарплата — не зряплата. Принцип «каждому по труду» — это не оплата времени, проведенного на работе, а оплата результатов сделанной работы. Заработал — получай? А что сейчас выходит? Одна бригада трудится хорошо, другая хуже, третья задания не выполняет, а заработок в один котел и делится поровну. Уравниловка. Куда это годится? Просеков предложил перевести на подряд каждую бригаду.

Понравилась тоннельщикам участка программа Просекова. Ему люди отдали подавляющее число голосов. Затем на рабочем собрании избрали новых горных мастеров и бригадиров. Теперь на участке все мастера-инженеры. Чтобы укрепить связь экономической учебы с практикой, горные мастера перед началом смены проводят с тоннельщиками беседы на экономические темы. Разговор — предметный. Каждая буровая коронка стоит от 2,5 до 5,7 рубля. Есть норматив расхода коронок для проходчика. Если он сэкономит 20 процентов коронок от норматива расхода, в копилку бригады поступит столько-то рублей. На конкретных примерах горе мастера показывают прямую связь между качеством буровых работ и расходом цемента, песка, бетона, лесоматериалов и т. д. Лучше качество бурения — ниже затраты материалов. Теперь в каждой бригаде участка знают цену килограмма электродов, что дает в рублях рачительное расходование электроэнергии, сжатого воздуха, хозяйский уход за механизмами, снижающий их простои на внеплановых ремонтах.

Избрали Просекова, горных мастеров и бригадиров в ноябре 1987 года, а уже в декабре длительное время отстававший участок выполнил план на 110,5 процента.

— Секрет, — объясняет Просеков, — в неукоснительном выполнении хоздоговорных обязательств каждой бригадой. Договор — это строгий порядок, исключающий безответственность. Он бескомпромиссно фиксирует вклад каждого рабочего хозрасчетной бригады в ее результативность. Люди уяснили: хочешь заработать — прибавляй обороты. Ведь человеческий фактор ощутимо срабатывает только тогда, когда весомо материализуется делом. В 1988 году на участке такая задача успешно решена. Выиграло дело — не в накладе даже молодые рабочие. Каждый из них зарабатывает от трехсот до четырехсот рублей. «Больше, чем старшие научные сотрудники», – любят говорить на участке. Опытные тоннельщики зарабатывают ежемесячно и по 460 рублей.

Чтобы повысить отдачу бригадного хозрасчета, Просеков на одном из открытых партсобраний выступил с предложением издать типографским способом небольшой брошюркой «Положение о бригадном хозрасчете», снабдить все бригады «Трудовыми паспортами хозрасчетной работы» для фиксирования взаимных обязательств администрации и исполнителей. Когда одна из сторон нарушает какой-либо пункт договора, должна срабатывать система штрафных санкций.

Интересный для будущих пассажиров подземной магистрали факт. Ее строители намереваются на потолках подземных станций установить так называемые зонты. Они выполняют две функции — декоративную и изоляционную — на случай проникновения из свода станции воды. Очень редко, но она может появиться из водосочащих скважин, несмотря на их цементацию. Зонты делают металлоэмалевыми. Они наряднее и надежнее. Опытную партию таких зонтов изготовили Днепропетровский машиностроительный завод и производственное объединение «Южный машиностроительный завод». На одном участке подземной дороги они успешно прошли испытания.

Практика сооружения метрополитенов в городах страны свидетельствует, что ни один из не сдавался в эксплуатацию, не имея своего управления строительством. В октябре 1988 года создано не обычное управление строительством, как это практиковалось раньше, а проектно-строительное объединение. Его начальником утвержден Василий Иванович Савченко. В подчинение «Днепрометростроя», кроме отрядов № 38 и 39, передан тоннельный отряд № 26, который сооружает в Кривом Роге скоростной трамвай. Несколько его подразделений подключаются и строительству подземной железной дороги в Днепропетровске. В объединении — 2500 рабочих и инженерно-технических работников. Объединение «Днепрометрострой» создаст более благоприятные условия для ускорения сооружения подземной магистрали областного центра.

После сдачи в эксплуатацию первого пускового участка метрополитена развернется сооружение второго участка от «Вокзальной» до станции «Октябрьская» с двумя промежуточными станциями— «Театральная» и «Площадь Ленина». Подготовка к строительству «Театральной» вот-вот начнется. Станция получит прописку напротив парка Чкалова. Вход в ее вестибюль — на пересечении проспекта Карла Маркса и улицы Столярова. Станцию «Площадь Ленина» намечено построить напротив Центрального универмага. Вход в ее вестибюль — на пересечении проспекта Карла Маркса и Московской улицы напротив городской библиотеки. Вход во второй вестибюль в районе гостиницы «Украина» и магазина «Рыба». На станции «Октябрьская» продолжается сооружение вертикального ствола для подъемной машины, возведено трехэтажное здание душкомбината, развернуто строительство котельной и механической мастерской.

Сооружение подземки в Днепропетровске, как и других городах, рассчитано на многие годы.

НАПЕРЕКОР СТИХИИ

Так иногда бывает, когда поначалу ничто не предвещает беды: все идет без сучка и задоринки, лучше быть не может, и вдруг неприятность, выражаясь языком строителей, «выскакивает обезьяна».

Утром на станции «Октябрьская» бригадир проходчиков Юрий Семенович Семейкин, шлепая резиновыми сапогами по раскисшей от многодневных дождей земле, подошел к стволу строящейся шахты в молодцевато заломленной на затылок каске из гофрированного пластика, задрал голову и стал зорко разглядывать хмурое небо.. Вчера он промок до костей под моросящим дождем, зарядившим с полудня и не прекращавшимся до рассвета. День выдался пасмурным, ветреным, неприветливым, но в небольших проемах клочковатых серых туч, подсвеченных скупыми лучами солнца, холодно синело небо.. Наводящий тоску и скуку моросящий дождь вроде бы израсходовал весь свой ресурс, но не избавил от опасений, что вдруг возобновится. По обеим сторонам форшахты стояли большие лужи.

«Неужто опять зарядит» — с сомнением спросил себя Семейкин, продолжая внимательно изучать низкие свинцовые обрывки туч, и постарался отогнать от себя эту неприятную мысль. Изрядно поднадоели дожди метростроителям.

На шахте только развернулось бурение ствола для подъемной машины. Чтобы попасть в забой к одной стенке ствола прислонили деревянную шаткую лестницу. Когда по ее ступенькам спускались или поднимались, они угрожающе скрипели и, казалось, готовы были обломаться.

Лестница застонала, по ней из забоя поднялся на поверхность ладно сбитый молодой проходчик Алеша Скляр. Он попал на строительство подземной железной дороги по путевке горкома комсомола и, как и его товарищи по комсомольскому призыву, Вадим Вахтангов и Игорь Халимон, быстро освоился с проходческой профессией и снискал в бригаде уважение за старательность, сметливость, безотказность и веселый характер. Вид у него был явно встревоженный. Семейкин сразу это заметил:

— Что-нибудь случилось?

— Вроде бы нет, но лесс чуточку потемнел в правой стороне забоя, — тщетно пытаясь скрыть волнение, ответил Семейкину Скляр. Бригадир догадался, что проходчик неумело старается скрыть растерянность. Похоже было, что-то недоговаривает.

— Если чуточку потемнел, то как ты заметил? — притворно удивился Семейкин. — Может, померещилось? Лесс не должен темнеть.

Скляр обидчиво передернул плечами. Что у него — глаз нет? Не близорукий. Он и сам знает: лесс не должен темнеть. А вот потемнел.

С минуту Юрий Семейкин потоптался возле ствола, переминаясь с ноги на ногу, медленно осмысливая неприятную новость. Этого еще недоставало к их неутешительным результатам работы из-за дождя. Любое потемнение забоя – зловещий знак. Значит, за ним скопилась вода. А откуда она появилась?

– Ты твердо уверен, что забой потемнел? — Семейкин хитрил с собой, пытаясь успокоить, себя, что Скляр мог ошибиться. Вопреки попытке не заволноваться, ему стало не по себе. Лицо стало напряженным. Раздумывать было некогда. Следовало без промедления проверить, что происходит в забое. Семейкин знал куда болшьше Скляра, чем может обернуться обнаруженное в забое потемнение. Вчера они закрепили в стволе одиннадцатое тюбинговое кольцо в зоне абсолютно сухих лессов. Как свидетельствовала изыскательская карта, и ниже в стволе лесс сухой. Неужели в ствол нашли дорогу грунтовые воды? Предположение надлежало безотлагательно проверить.

Семейкин — мастер проходческого дела. В Юрии Семеновиче все крупно — руки, ноги, плечи, рост, характер. Тоннельщики шутя советуют ему попробовать себя в баскетболе. Характер Семейкина Скляр называет завлекательным и объясняет:

— Если пообещал сделать, назвал срок, можно не сомневаться: расшибется в лепешку, но от слова не отступится. Почему? Потому, что человек сам себя уважает.


7

Содержание